sokolov9686

Categories:

Госуслуги без Сбербанка

Кому Греф перешёл дорогу?

Фото: Михаил Терещенко/ТАСС
Фото: Михаил Терещенко/ТАСС

Сбербанк был в шаге от того, чтобы стать единственным оператором "Гостеха" – масштабной цифровой платформы государственных услуг в России. Но не случилось. Грефу не дали стать монополистом, вытеснить Минфин и забрать себе полномочия Росимущества. Что вообще происходит?

Автор: Егор Кучер

Вы заметили, что в последние месяцы о Германе Грефе почти никто не говорит как о банкире, а о Сбербанке - как о банке? И это справедливо, ведь уже даже каждому школьнику в России очевидно, что у главы банка совершенно не банковские, а визионерские намерения, а сам Сбер - это массивная госкорпорация.

Во время недавнего общения с Грефом президент России Владимир Путин признал, что глава Сбербанка уже не просто председатель крупнейшей кредитной организации страны, а человек, влияющий на финансовое настроение граждан. Знаем об этом и мы с вами.

Бурная цифровизация Сбербанка, сделавшая его в одночасье лидером по внедрению электронных сервисов, лишь разожгла аппетиты учреждения и его основателя. Ведь Сбербанк у нас теперь повсюду, да и на Госуслуги мы можем входить через СбербанкID. Отсюда и родилась идея сделать платформу Сбербанка оператором цифровых услуг вообще. Монополия, скажете вы? Конечно. Но разве нечто подобное в отношении Сбера когда-либо смущало ФАС? Так появился "Гостех". Тем интереснее стало сейчас, когда Минкомсвязь неожиданно решила не делать Сбербанк единственным оператором проекта.

Госуслуги имени Грефа

Для начала разберёмся в понятиях. "Гостех" - это проект, который, что неудивительно, был предложен правительству самим Германом Грефом ещё в апреле этого года. Тогда же была создана первая презентация новой платформы. Ожидается, что "Гостех" должен стать платформой для взаимодействия граждан и бизнеса с государством. Нет, такие взаимоотношения, конечно, уже и так существуют. Но теперь посредником в них должен выступать Сбер, вклинившись между нами и властью. Участниками проекта также стали Минкомсвязь и Аналитический центр при правительстве.

Логика тут была очень простой. Сбер обладает действительно большими цифровыми возможностями, и миграция (официальный термин!) всевозможных госуслуг на его платформу - это процесс гораздо более быстрый, чем создание такой платформы с нуля на базе "Цифровой экономики". Эксперты тогда оценили создание "Гостеха" в 4-6 млрд рублей, а окупаемость - в десятки миллиардов рублей в год. Неплохой куш, правда?

Так вот, в апреле создание "Гостеха" было названо "экспериментом", который должен оцифровать ряд госуслуг до конца 2021 года. Греф задумал, что "Гостех" на первых порах будет иметь сервис по аренде государственного имущества и кадастрового учёта недвижимости, а также систему получения полисов ОМС. В перспективе - и всё остальное.

Мы закончили делать нашу платформу, и наша платформа получилась очень качественная. Мы считаем, что по качеству она не уступает самым современным платформам, которые сегодня есть у компаний Microsoft, Google, Amazon или Alibaba,

- хвастался Греф на встрече с Путиным в апреле, тонко намекая, кому он хотел бы быть ровней.

Но скажите, как такое возможно, чтобы корпорация (не будем тут называть Сбербанк банком) могла получить все госуслуги страны, будучи игроком, заинтересованным в замыкании на себе финансовых услуг по этим же направлениям? Это какой-то рэкет, мафия, рейдерство. У Сбербанка же есть "Сбербанк недвижимость" и "Сбербанк страхование". Есть и строительные компании, есть и "Сбербанк-Лизинг". И это не считая очень многого другого.

Поэтому Греф совершенно точно понимал, как теперь можно легко монетизировать бизнес своих "дочек". Они ведь могут получить вполне реальные преимущества в своей работе и просто растоптать конкурентов, так как имеют "бонус" в виде аффилированных с ними госуслуг на платформе материнской компании. Сотни миллиардов рублей в год на кону, вы не забыли? И почему этого не увидели в правительстве?

Греф кое-кому перешёл дорогу

Но это всё-таки увидели. 10 июня Минкомсвязь направила проект "Гостеха" на рассмотрение министерствам, причём указало в нём Сбербанк в качестве единственного оператора. Однако уже 29 июня Минкомсвязь неожиданно изменила своё решение и заявила, что Сбер не будет единственным игроком, предоставляющим свою платформу. Откуда взялась такая разительная перемена?

На мой взгляд, дело в том, что своей гигантской цифровой средой Герман Оскарович реально перешёл дорогу не кому-то, а Антону Силуанову и Минфину. Как минимум в вопросе управления госимуществом. Предложение Грефа вряд ли понравилось и Росимуществу, существование которого вообще оказалось бы под вопросом после полной миграции функций ведомства в Сбербанк. То же самое вполне можно предположить и про Росреестр.

Сбербанк у нас повсюду. Фото: Кирилл Зыков/АГН "Москва"
Сбербанк у нас повсюду. Фото: Кирилл Зыков/АГН "Москва"

А ведь это ведомства, которые очень давно и очень прочно сидят на бюджетных деньгах, которые контролируют огромные финансовые потоки и слезать с них не собираются. Я более чем уверен, что эти ведомства, а также Минфин, настояли на изменении проекта. Но как его менять?

Тут на сцене появляются другие влиятельные игроки, и один из них краше другого. Это ВТБ, "Почта России" и "Ростелеком". Они и раньше добивались от Минкомсвязи включения своих сервисов в "Гостех", но министерство словно было очаровано сказками Грефа. И сейчас, когда глава Сбербанка впал в немилость, о них снова вспомнили. Хорошо ли это? Давайте разберёмся.

В конце марта 2020 года ВТБ, "Почта России" и "Ростелеком" создали "Платформу больших данных". Её основная задача - монетизация продуктов на основе машинного анализа Big Data. Наших с вами Big Data, разумеется. У вас же, как и у меня, "Почта России" уже собрала все персональные данные, как минимум паспортные. А "Ростелеком" тоже знает много чего интересного про своих абонентов. ВТБ же способен профинансировать создание "Платформы".

Так и вышло. Эти трое игроков, чтобы не быть хуже Сбера, заявили, что тоже готовы не брать денег из бюджета на создание своего "Гостеха". Более того, они предложили государству свою облачную технологию "Гособлако", где бы могли храниться данные по госуслугам граждан и бизнеса. Затем эти трое игроков нанесли удар Сбербанку ниже пояса - они заявили, что их "Платформа" предполагает отказ от использования иностранного программного обеспечения. Я бы поставил это утверждение под сомнение, но в качестве аргумента оно, видимо, сработало.

Сбербанк американский

Страшно подумать, что бы было, если Сбербанк и правда получил бы себе все госуслуги. Или даже по крайней мере те, что были заявлены как "экспериментальные". Во-первых, госуслуги у нас уже есть. Во-вторых, Сбербанк с ними уже и так конкурирует. Например, сервис "DocDoc" от Сбербанка по вызову врача на дом. Это ведь клон того, что предлагает нам государство по части электронной записи в поликлинику или вызова всё того же врача домой. В-третьих, Герман Греф откровенно лукавит, общаясь даже с президентом. Причём вовсе не по цифрам прибылей Сбербанка, а по вопросам национальной безопасности.

Мы осознали, что мы можем эту платформу предоставлять на рынок нашим клиентам. Создали дочернюю компанию "СберКлауд", которая сегодня способна предоставлять свои услуги в нашем "облаке", с нашей киберзащитой и с полностью нашей платформой практически неограниченному количеству клиентов,

- сказал тогда Греф.

Однако, как я уже говорил, "своего" "облака" или "своей" киберзащиты у Сбера по большому счёту нет. Преимущественно это разработки Microsoft, IBM и других компаний. Вспомните, как Греф заявлял Путину, что созданное Сбербанком "не уступает самым современным платформам" и перечислил там тот же Microsoft. Это вовсе не мешает Сбербанку спокойно покупать "облако" у Microsoft Azure, а систему кибербезопасности QRadar у IBM. Ведь именно о том же говорил и Никита Михалков в последнем "Бесогоне", когда сказал, что ему "страшновато" от всего этого.

Поэтому лично я вижу три причины, почему Сбер если и будет иметь отношение к "Гостеху", то не станет там монополистом. Первая - позиция Минфина, Росимущества и других ведомств. Вторая - явное недовольство других игроков, конкурентов Сбербанка, которые тоже хотят "топтаться" на этой "поляне" (смело добавим к ним и телеком в лице МТС и других гигантов). Третье - осознание правительством, что это игры с огнём. Что нельзя отдавать госуслуги (государственные) в как бы государственный банк, который ведёт себя как частный и который будет заниматься рейдерским захватом всего и вся на российском рынке. Будет вводить какие-то комиссии за простейшие социальные услуги, будет собирать данные о потребностях каждого гражданина, и не важно, клиент ли он Сбербанка. Понимаете?

Также это осознание, что нельзя давать такую власть банку, цифровая начинка которого напрямую связана с Вашингтоном, причём и сервера для хранения данных находятся за рубежом. Работоспособность банка всецело зависит от воли заокеанских, а не российских разработчиков. Не хочется себе представлять, что будет, если "Гостех" можно будет просто выключить из-за океана. Но хочется верить, что отстранение Сбербанка от этой платформы в качестве монополиста говорит о наступлении некого отрезвления в высших правительственных эшелонах.

Сбербанк и его друзья: Данные из России уходят напрямую в США

Фото: Андрей Никеричев/АГН "Москва"
Фото: Андрей Никеричев/АГН "Москва"

Крупнейший госбанк страны – Сбербанк – работает в интересах западных акционеров не только с финансовой точки зрения. Учреждение Германа Грефа сегодня выглядит как пародия на успешную западную IT-корпорацию. Разница только в том, что цифровая "начинка" банка родом из-за границы и полностью подконтрольна своим американским создателям.

Автор: Егор Кучер

Подобное утверждение легче сделать, чем осознать. Да, мы знаем, что российские "ай-ти" являются российскими лишь номинально и в подавляющем большинстве случаев мы имеем дело с продуктами от Google, Microsoft, IBM, Nvidia, Apple и даже продукцию Qualcomm носим в своих карманах в качестве производительной начинки смартфонов.

Однако одно дело, если речь идёт об общедоступных сервисах для рядового обывателя. И совсем другое - крупнейшая отечественная госкорпорация. Спор о необходимости всего отечественного в госсекторе идёт уже далеко не первый год. Создан специальный реестр отечественного программного обеспечения при Минкомсвязи. Силовики и военные пользуются своей операционной системой на базе Linux. Но Сбербанк, как выясняется, вовсе не спешит следовать тому же примеру.

О цифровой "начинке" Сбера и банковских сервисов имени идейного вдохновителя Германа Грефа снова заговорили после очередного выпуска "Бесогона" Никиты Михалкова. В нём он прямо назвал американские компании, за счёт которых существует и работает Сбербанк. Речь идёт как о сервисах облачного хранения данных, так и о сервисах в области кибербезопасности. Они тоже отнюдь не российские. Парадокс в том, что даже та небольшая часть российского в технологиях Сбера на поверку тоже оказалась не из России.

Герман в зазеркалье

Вы никогда не задумывались, на чём построена цифровая инфраструктура Сбербанка? Мы знаем о впечатляющем Сбертехе, успехи которого всегда преподносились как прорыв в банковских технологиях на отечественном рынке. Однако на деле никаких российских технологий в банке не оказалось. Даже банкоматы Сбера работают под управлением Windows, в чём можно убедиться, если однажды вам доведётся увидеть, как их обслуживают, или заставка какой операционной системы висит на экране в момент поломки.

Но цифровая суть сервисов - это, конечно, не операционная система. Цифровая суть гораздо глубже и отвечает за работу с огромными массивами данных, миллионами операций в минуту. И первое, на что стоит обратить внимание, - это продукция американской компании VMware, которую использует Сбербанк.

VMware - это компания со штаб-квартирой в Калифорнии, как говорил Никита Михалков. Я уточню, что речь идёт, конечно, о Пало-Альто - знаменитой Кремниевой долине США, где расположены штаб-квартиры Apple, Facebook, Google и других корпораций. Так вот, VMware ещё в начале своего пути в 1999 году произвела своего рода революцию в области управления данными и придумала виртуализацию как способ организации работы больших компаний.

О чём речь? Система предполагает, что цифровая инфраструктура становится полностью виртуальной. Создаются так называемые виртуальные машины, на вычислительной мощности которых идут процессы, имеющие виртуальное оформление. К виртуальным машинам можно подключить бесконечное количество компьютеров независимо от места их физического расположения. Более того, у VMware есть и облачные сервисы для хранения данных и быстрой передачи с машины на машину.

Именно такую систему Сбербанк приобрёл себе ещё в 2016 году за внушительную сумму в 783 млн рублей. По данным TAdviser, тендер состоялся в сентябре и выиграла его компания-дистрибьютор Verysell. Сбер купил VMware vCloud Suite - виртуальную облачную среду для своих процессов.

Затем Сбербанк решил закупить аналогичные американские продукты и для своих "дочек". Так, согласно отчётности самого Сбера, в 2018 году был проведён тендер в интересах "Сбербанк-Лизинга" на внедрение продуктов VMware. Победило в нём некое ООО "Азон", предложившее самую низкую цену в 2,53 млн рублей. В тендере участвовали и другие российские IT-компании, например "Легасофт", "А-Системс". Все они гордо рассказывают о себе как о лидерах внедрения самых современных технологий в России. А если говорить по-простому, то они просто живут за счёт того, что продают и внедряют тут, в России, американские продукты.

Фото: скриншот страницы "Сбербанк-АСТ" по закупкам сертификатов VMware для "Сбербанк-Лизинга".
Фото: скриншот страницы "Сбербанк-АСТ" по закупкам сертификатов VMware для "Сбербанк-Лизинга".

Выходит, что вся цифровая среда с вычислительными мощностями и система управления собственными серверами у Сбербанка американские. Нет, не обязательно виртуальная машина располагается за границей, хотя и такое запросто может быть. Просто речь идёт о том, что вся система Сбербанка, скорость её работы, да и работоспособность вообще измеряются наличием этой глобальной серверной программы, которую создали в США и продолжают продавать лицензии на её использование.

Вместо разработки своих хвалёных систем Сбербанк просто берёт готовое, причём не задёшево. VMware продаёт подписку на разные сроки (один или три года), продаёт лицензии и обновления программы, а попутно может лишить Сбер (в случае признания им Крыма, например) своих "милостей" - и банк банально рухнет.

Кстати, на Head Hunter можно найти множество вакансий от Сбербанка, когда он набирал инженеров на позиции по работе с VMware. То есть стоит там, за океаном, нажать кнопку - и вуаля. Целый штат инженеров больше не нужен, да и сам банк "зависнет" с перспективой больше не "отвиснуть".

Все данные уже в США

За корпоративную кибербезопасность сервисов Сбербанка, действительно, отвечает американская компания IBM и её программа QRadar. Я не буду отрицать, что QRadar - это один из мировых лидеров в этой сфере. И Сбербанк, у которого очень много денег, конечно же, не стал придумывать что-то своё. Зачем? Как и западные коллеги, он просто купил это у IBM. Ведь Сбер - это прямо как западная корпорация, да и перед американскими партнёрами не стыдно, верно?

QRadar, если совсем простыми словами, занимается тотальной слежкой за миллионами операций в инфраструктуре. Это хороший инструмент и для слежки за сотрудниками, учёта работоспособности виртуального рабочего места. Программа работает и с облачными сервисами, анализируя каждый "чих" в системе, а также передавая его туда, куда нужно.

По данным "Сбербанк-АСТ" (автоматизированная система торгов), ещё в 2017 году QRadar от IBM была закуплена "НПФ Сбербанка" за 44 тыс. долларов. Выводы, как говорится, делайте сами. Почему на эти деньги не была заказана разработка у какой-либо российской IT-компании полностью автономного софта, а была закуплена подконтрольная IBM программа?

Фото: скриншот страницы "Сбербанк-АСТ" о тендере по определению поставщика QRadar для "НПФ-Сбербанка".
Фото: скриншот страницы "Сбербанк-АСТ" о тендере по определению поставщика QRadar для "НПФ-Сбербанка".

Ладно бы QRadar был идеальным. Но это не так. Сервис до сих пор нуждается в "заплатках", а программисты уже указывали IBM, что из-за уязвимостей программы злоумышленники могут подключаться к системе и даже получать права суперпользователей. И это система корпоративной кибербезопасности?

Но "вишенкой на торте" остаётся облачный сервис Azure от Microsoft. Именно им пользуются Сбербанк и другие компании банка для быстрой работы и хранения данных. Его используют разработчики, инженеры, техники, операторы. Azure позволяет быстро создать виртуальную машину высокой мощности и работать с большими данными.

Минус только один - Azure сам выбирает подходящий по запросам сервер за границей и бронирует там мощность и память. Виртуальная машина готова, вот только данные все уже там, и они даже не были украдены, нет, они физически всегда находились за пределами России. Не верите? Посмотрите, как Microsoft рассказывает о принципах работы Azure.

Фото: Microsoft в рекламном ролике на YouTube рассказывает, что серверы Azure разбросаны вообще по всему миру.
Фото: Microsoft в рекламном ролике на YouTube рассказывает, что серверы Azure разбросаны вообще по всему миру.

Вы будете удивлены, но Сбербанк пошёл ещё дальше. Он стал полноценным агентом по поставке американских технологий в Россию. Ещё в 2017 году Microsoft сообщила, что заключила соглашение со Сбербанком на предоставление тут, в России, облачных сервисов американской корпорации.

ПАО "Сбербанк" и компания Microsoft в России заключили соглашение о сотрудничестве. Документ предполагает объединение усилий, компетенций и экспертизы партнёров для того, чтобы Сбербанк мог предложить российскому рынку широкий ассортимент облачных сервисов,

- говорилось в заявлении компании.

Таким образом, Сбербанк не только не делает своих больших цифровых систем, не только не финансирует российские IT, заказывая корпоративный софт отечественного производства, но и напрямую продвигает активность американских серверов в России. Чтобы сейчас наш бизнес платил деньги Грефу и Microsoft за возможность самим (!) отправить данные в США. Гениальная схема.

А что же российское?

Вы скажете: неужели Сбербанк не использует ничего отечественного? Использует. В феврале 2020 года, совсем недавно, Сбербанк провёл тендер на внедрение в свои системы сервисов APM (Application performance monitoring - системы оценки эффективности программ в своей экосистеме). В финале тендера осталось два продукта - AppDynamics от американской Cisco и "Ключ-астром" от российской компании "Рускомтехнологии" (программа была включена в реестр отечественного ПО при Минкомсвязи). Цена вопроса - 900 млн рублей.

Вся система Сбербанка, скорость её работы и работоспособность измеряются наличием глобальной серверной программы, которую создали в США. Фото: Tramp57/Shutterstock
Вся система Сбербанка, скорость её работы и работоспособность измеряются наличием глобальной серверной программы, которую создали в США. Фото: Tramp57/Shutterstock

Тендер внезапно выиграл российский продукт, так как продавец согласился на меньшую сумму. Вот только оказалось, что "Ключ-астром" никакой не российский, а просто локализованная и "причёсанная" под Россию программа американской компании Dynatrace. В "Рускомтехнологиях" тогда опровергли, что это программа-клон, хотя и признали, что взяли за основу её решения.

То есть Сбербанк опять купил если уж не прямо американское, то и не совсем российское. Нет, приятно, что деньги отошли русским разработчикам, а не отправились в Cisco. Но тогда возникает вопрос: как в реестре отечественного ПО Минкомсвязи вдруг оказалась американская программа и неужели для того, чтобы попасть в этот список, достаточно просто локализовать зарубежный софт?

В качестве итога скажу, что Никита Михалков обратил внимание на важное. И это даже не в пику Грефу или Сбербанку. Это к вопросу о том, какова наша зависимость от американских технологий. Я думаю, что от многих радикальных шагов в отношении России после введения санкций американцев удерживает желание "доить" российский рынок. Зачем отключать от SWIFT, когда Visa и Master Card в России так популярны и выгодны?

Поэтому Microsoft, IBM, Google и другие активно продают свои лицензии, чтобы Россия "сидела" на этой "игле". Не купите - перестанет работать. Или не получите новую версию, а старую мы вот-вот прекратим поддерживать. Так и уходят наши деньги из Сбербанка на оплату зарубежного софта и лицензий, но что самое опасное - за границу вместе с персональными данными утекает и наш цифровой суверенитет. И от этого, как заметил Никита Михалков, уже становится страшновато.

источник


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.