sokolov9686

Categories:

В мире появилось климатическое оружие нового типа

«Углеродная перезагрузка» Запада: угроза, которую Россия еще не осознала

Валентин Катасонов

Фото: Kike Calvo/ZUMAPRESS.com/Global Look Press
Фото: Kike Calvo/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

В мире уже год происходят достаточно тектонические изменения, получившие название «Великая перезагрузка». Летом прошлого года президент Всемирного экономического форума (ВЭФ) Клаус Шваб опубликовал книгу «COVID-19: Великая перезагрузка», в которой объяснил, что этот термин означает радикальную перестройку всех сфер жизни человечества: экономики, бизнеса, социальной сферы, технологий, окружающей среды, геополитики. А также перестройку самого человека.

«Великая перезагрузка», как отмечает Клаус Шваб, преследует цель перехода человечества в новое состояние, которое он назвал «инклюзивным капитализмом». Т.е. такой капитализм, в котором учитываются интересы всех социальных групп и где прибыль перестанет быть главной целью деятельности компаний. В общем этой некий оксюморон, т.е. попытка соединить несовместимое. «Великая перезагрузка», анонсированная ВЭФ и поддержанная многими представителями мировой элиты, — не более чем дымовая завеса, прикрывающая план создания единого мирового правительства, разрушения национальных государств и построения «цифрового» концлагеря для 99% населения Земли.

Триггером («спусковым крючком») для такой перестройки послужила так называемая «пандемия COVID-19», которая дала властям основания для многих ограничений и запретов, получивших название lockdown.

Этой искусственной пандемии, призванной погрузить человечество в состояние перманентного страха, может оказаться недостаточно для того, что развернуть мир в нужном элите направлении. Люди со временем начинают приходить в себя, подозревать, что «COVID-19» — большой фейк. В арсенале мировой элиты имеются и другие триггеры, действие которых построено на обмане и на запугивании людей. Хорошо известно, что запуганными людьми легче управлять.

Один из таких триггеров муссируется еще с прошлого века — угроза климатической катастрофы. Мол, выбросы углекислого газа промышленностью, транспортом, домашними хозяйствами в результате сжигания нефти, нефтепродуктов, природного газа, угля (так называемые «карбоновые» энергоносители) создает «парниковый эффект» и вызывает повышение температуры атмосферы. Теория ошибочная, даже лживая. Потому что биосфера Земли обладает удивительной способностью поддерживать экологическое равновесие, в том числе за счет абсорбирующей способности Мирового океана и лесов. Они поглощают избытки выбросов СО2, создаваемых человеческой деятельностью. Они в состоянии поглотить в разы больше объемы выбросов, поэтому никакого «парникового эффекта» быть не может.

Тем не менее, на протяжении нескольких десятилетий людям «сверлили мозг», стращая их климатической катастрофой. Стали проводиться международные конференции, на которых обсуждались пути предотвращения катастрофы. Затем стали заключаться международные соглашения о совместных действиях государств по борьбе с климатическим потеплением. Одно из стратегических направлений борьбы — сворачивание традиционной энергетики, основанной на использовании ископаемого топлива (нефть, природный газ, уголь, сланцы) альтернативной энергетикой, не создающей выбросов парниковых газов. Это солнечная, ветровая, геотермальная. Также ядерная (однако, у этого вида энергетики есть серьезные противники).

Самым крупным, можно сказать глобальным, соглашением по предотвращению глобального потепления стала Парижская конвенция по климату, которая была принята на конференции, проходившей в столице Франции в декабре 2015 года. После принятия было еще официальное подписание, которое в торжественной обстановке прошло 22 апреля 2016 года (подписантов было 196 стран и Европейский союз). После того, как конвенция была ратифицирована 55 сторонами, она 4 ноября 2016 года вступила в силу. На сегодняшний день конвенция уже ратифицирована 186 странами и ЕС.

Россия также подписала и ратифицировала конвенцию. На первый взгляд, обязательства, вытекающие из этого документа, для России не кажутся чрезмерными. По данным British Petroleum, в 2018 году по объемам выбросов СО2 Россия занимала в мире лишь четвертое место. Вот как выглядела в указанном году раскладка в топ-5 (выбросы за год, млн. т; в скобках — доля в мировом объеме выбросов, %): 1) Китай — 9428,7 (27,8); 2) США — 5145,2 (15,2); 3) Индия — 2479,1 (7,3); 4) Россия — 1550,8 (4,6); 5) Япония — 1148,4 (3,4).

Примечательно, что у США, Индии и Японии доли в мировом объеме выбросов СО2 примерно соответствуют их доле в мировом ВВП. А вот у Китая первый показатель существенно больше, чем второй. Так, у Китая доля в мировом ВВП была в 2018 году равна 19,2%, а у России — 3,1%. Про такие экономики сейчас говорят, что они у них сильный «углеродный след». Им надо предпринимать особенно большие усилия по сокращению выбросов СО2.

Тем не менее, российские власти, подписывая документ, решили, что Парижская конвенция по климату нашей стране по плечу. Некоторые российские чиновники и бизнесмены рассчитывали и рассчитывают даже заработать на борьбе с потеплением климата за счет рынка квот на выбросы СО2. Кому-то сложно сократить выбросы, и он может купить квоту на выброс в размере, равном превышению эмиссионной нормы.

Квоты могут продавать те, кто перевыполнил норматив сокращения, квота будет равна величине перевыполнения. Но перевыполнять можно двумя способами: 1) внедрять новые технологии, снижающие выбросы СО2; 2) закрывать предприятия, эмитирующие двуокись углерода. Сдается мне, что упомянутые российские чиновники и бизнесмены решили зарабатывать простым и быстрым способом — сворачиванием и закрытием производственных мощностей. Парижская конвенция становится инструментом уничтожения остатков российской экономики, причем кто-то в России рассчитывает подзаработать на этом мародерстве.

Но борьба с климатической угрозой путем сокращения эмиссий СО2, как считают стратеги такой борьбы, это — лишь первый и самый простой этап. На втором этапе эмиссий не должно быть вообще. Каким образом они исчезнут?

Путем полной ликвидации традиционной энергетики и перехода к альтернативной, не углеродной, «зеленой». Как пишет Клаус Шваб в своей книге, должна произойти радикальная «перезагрузка» энергетики, традиционная углеродная энергетика должна быть «обнулена». Он с умилением упоминает смелый и правильный шаг, который совершила в июне 2020 года известная энергетическая компания BP: она приняла решение о сокращении своих активов в добыче нефти и газа на целых 17,5 миллиарда долларов.

Этот энергетический гигант пересмотрит свои планы по разработке нефтяных скважин, поскольку шок для отрасли, спровоцированный пандемией COVID-19, как отмечает Клаус Шваб, подтолкнул крупных производителей к выходу из добычи ископаемого топлива. Правда, Клаус Шваб сроков выхода всей отрасли не называет. Эксперты говорят, что если поддерживать мир в режиме жесткого lockdown, то можно уложиться в десятилетие.

Согласно различным оценкам, основные фонды нынешней «углеродной» энергетики в масштабах всего мира составляют от 32 до 49 трлн. долларов. Это суммарные инвестиции за предыдущие десятилетия в электростанции, линии электропередач, трансформаторы, ЛЭП, трубопроводы, всевозможные хранилища, подъездные автомобильные и железные дороги, а также промышленность, производящую для всего этого оборудование и расходные материалы.

Нужно радикальное обновление (по сути, замена) всех этих гигантских основных фондов. Энергетическая перезагрузка, с одной стороны, представляет собой сложнейшую масштабную задачу; с другой стороны, порождает новый спрос, создает новый рынок и может дать импульс развития стагнирующей в настоящее время экономике.

Именно об этом говорит Клаус Шваб и другие интеллектуалы, представляющие интересы мировой элиты. Об этом также говорят и представители мировой финансовой элиты.

Так, крупнейший в мире инвестиционный фонд BlackRock (под управлением этого финансового холдинга находятся активы на сумму около 7,5 трлн. долл.) заявил, что начинает менять свой инвестиционный портфель в пользу новой энергетики и выводя из него бумаги «карбоновой» энергетики. Примечательно, что сегодня крупные инвесторы при принятии решений о покупке (или, наоборот, продаже) корпоративных бумаг уже учитывают не только привычные инвестиционные рейтинги компаний (отражающие финансовые параметры бизнеса), но новые нефинансовые рейтинги. Наиболее популярным стал рейтинг, обозначаемый аббревиатурой ESG. Рейтинг включает три блока показателей: буквой E обозначаются экологические, буквой S — социальные, буквой G — корпоративное управление.

В первом блоке (Е) на первом месте стоят показатели, характеризующие «карбоновые» параметры деятельности компании. Пока рейтинги ESG за рубежом и тем более в России носят факультативный, рекомендательный характер. Но эти создаваемые на наших глазах новые правила игры на рынке инвестиций и активов уже начинают затрагивать Россию.

Первый «звоночек» прозвенел в 2020 году. Крупная американская инвестиционная компания PIMCO планировала приобрести социальные облигации ОАО «Российские железные дороги». Но предварительно провела «карбоновую оценку» компании и выявила сильный «карбоновый след». Оказалось, что 50% ее грузооборота приходится на уголь и нефтепродукты. Это стало основанием для отказа в покупке данных бумаг.

Гораздо больше прецедентов, когда иностранные инвесторы выходили из российских активов по причине того, что они способствуют созданию «парникового эффекта». Но, через несколько лет такие рейтинги ESG могут из факультативных превратиться в обязательные. Так, в Европейском союзе готовятся директивы, которые определят новые правила игры с учетом «карбоновых» и других экологических факторов деятельности компаний. Доступ российских компаний с плохим карбоновым рейтингом будет закрыт на европейские фондовые площадки. А поставки российских углеводородов на европейский рынок если и продолжатся, то будут обложены специальным «карбоновым» (или экологическим) налогом. Некоторые эксперты говорят, что «карбоновый» протекционизм в ЕС может вступить в силу уже в 2023 году.

Вот и Джо Байден, едва придя в Белый дом, стал заявлять о необходимости перевода Америки на «зеленую энергетику». Он уже начал отменять решения своего предшественника Дональда Трампа, который всячески стимулировал развитие нефтедобычи в стране, разрешив расконсервировать ряд месторождений. Всячески поощрял сланцевую энергетику, против чего возражали «зеленые». На амбициозных планах по превращению США в главного в мире производителя и экспортера углеводородного сырья будет поставлен крест.

На днях информационное агентство Блумберг опубликовало статью под названием «Russia Energy Stocks Get Boost From Biden’s Green Push» («Российские энергетические акции получают ускорение от „зеленого рывка“ Байдена»). Статья как раз говорит о том, что США и другие страны будут постепенно уходить с мирового рынка углеводородов, переключаясь на альтернативные источники энергии. Россия уже получила выигрыш от начавшегося «энергетического маневра» Запада. С начала года биржевые индексы российских энергетических компаний выросли в долларовом выражении на 6%, а вот акции нефтегазовых компаний Западной Европы подорожали лишь на 1%.

Делается вывод, что бенефициарами «углеродного маневра» западных экономик станут Россия и Саудовская Аравия, которые займут положение абсолютных хозяев на мировом рынке углеводородов. Однако выгодны от такого положения они смогут получать недолго. Когда «Великая перезагрузка» мировой энергетики завершится, российская и саудовская нефть никому не будет нужна. Везде будут установлены непреодолимые барьеры «карбонового» протекционизма.

Что ж, эксперты Блумберга правы. Если Россия не учтет новых трендов в мировой энергетике и будет бездумно наслаждаться потоком легких нефтедолларов, то через несколько лет она может оказаться у разбитого корыта.

источник

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.