sokolov9686

Categories:

Почему умирали приверженцы социалистического строя

Падение СССР подготавливалось долго и неспешно. Красная империя качалась не столько от собственных проблем, сколько от потока информации о мифической "свободе" Запада. Жевательная резинка, потёртые джинсы и рок-н-ролл некоторым стали дороже Отечества.

Но развалить Советский Союз только тряпками и музыкой было невозможно, требовалось замещение элиты: министров, членов политбюро, а лучше всего — секретарей ЦК КПСС. Поэтому на каждого видного партийного работника в МИ-6 и в ЦРУ составлялось личное дело. И совсем недаром премьер-министр Британии Маргарет Тэтчер сказала, просмотрев дело Горбачёва: "С этим можно работать!" На такой вывод её натолкнула одна-единственная деталь: политик не шил костюмы на родине, а заказывал их себе в Европе и перешивал.

Зато у Запада не было никакого желания работать, например, с маршалом Дмитрием Устиновым — коммунистом до мозга костей. В годы войны Устинов был наркомом вооружения, организатором беспрецедентной эвакуации советской промышленности на восток страны и руководителем всего военно-промышленного комплекса. После Победы в Великой Отечественной Устинов двигал вперёд советское ракетостроение. За подготовку полёта Юрия Гагарина, первого человека на Земле, полетевшего в космос, он был удостоен звания Героя Социалистического Труда.

29 апреля 1976 года Устинов стал министром обороны СССР и очень неудобной фигурой для США. Прекрасно понимая, что в обороне СССР есть "мягкое подбрюшье" — азиатские республики, он активно выступал за ввод советских войск в Афганистан: это должно было обезопасить границы Советского Союза от проникновения террористов в Среднюю Азию и остановить наркотрафик. Маршал оказывал огромное влияние на кадровую политику партии. Так, именно при его участии состоялось назначение на пост генерального секретаря ЦК КПСС Константина Черненко.

Устинов был автором доктрины развития Вооружённых сил СССР, от которой США и Европу бросало в дрожь. По его плану Советский Союз наращивал не только ядерный потенциал, но и укреплял бронетанковые войска, готовясь к возможной войне в Европе и на Дальнем Востоке. При первых же признаках атаки НАТО на СССР доктрина предусматривала нанесение превентивного ракетно-ядерного удара по противнику, после чего следовало наступление войск СССР на Европу, которое должно было за час взломать оборону НАТО на сто километров в глубину.

Главными целями становились ФРГ и Турция, затем советский флот должен был захватить Италию. Занять Западную Германию, Данию, Голландию и Бельгию советские войска должны были за две недели. После чего Северный фронт должен был обрушить свои силы на Францию, а Южный — на Испанию. Операция по разгрому НАТО в Европе должна была занять не более 35 дней. Повторюсь, план этот активировался только в том случае, если Северо-атлантический блок нападал на СССР первым.

Странные смерти министров обороны

Разумеется, разработчик такой доктрины находился под пристальным вниманием ЦРУ, которое с удовольствием бы устранило его. Однако в СССР Устинов был в полной безопасности. И всё шло хорошо, пока осенью 1984 года Устинов не отправился за границу на военные учения стран Варшавского договора "Щит-84". Учения проходили в разных странах — на полигонах Либава и Оремов Лаз в Чехословакии и ГДР.

Помимо СССР в учениях принимали участие вооружённые силы ГДР, Польши, Венгрии, Румынии, Болгарии и Чехословакии. "Щит-84" отличался масштабностью: воздушно-десантные полки должны были одолеть танковые войска противника. Учения освещали многочисленные корреспонденты стран Восточной Европы и Китая. После учений маршал Устинов и министр обороны ЧССР Мартин Дзур приняли парад, проведённый в полевых условиях.

Вернувшись с учений, Устинов почувствовал себя неважно: министра то и дело лихорадило, поднималась температура. Как позже указывал начальник 4-го Главного управления Минздрава СССР Евгений Чазов, у министра появились странные изменения в лёгких. Сначала решили, что это небольшая пневмония — простудился, бывает. Но воспаление лёгких неожиданно привело к заражению крови, сепсису, затем — к разрыву аорты. Операция облегчения не принесла — у маршала перестала сворачиваться кровь, стали один за другим отказывать внутренние органы. 20 декабря он умер от сердечной недостаточности — во сне остановилось сердце.

На первый взгляд, в его смерти не было ничего необычного: Устинову было 76 лет. Хотя коллеги отмечали его крепкое здоровье и необычную для такого возраста работоспособность. Маршал вёл здоровый образ жизни, застолья не любил. И вдруг такой финал.

Подозрения усилились после того, как 15 января 1985 года точно с таким же диагнозом — "сердечная недостаточность" — скончался министр обороны Чехословакии Мартин Дзур. Было ему всего 65 лет. Ещё через 11 месяцев после очередных учений со схожими симптомами скончались ещё два министра соцстран. Это были министр обороны ГДР 75-летний Хайнц Гофман, который умер 2 декабря 1985 года, и министр обороны Венгрии 59-летний Иштван Олах, скончавшийся 15 декабря 1985 года. В каждом случае установить точный диагноз так и не удалось.

Удивительное дело: все умершие были ярыми приверженцами социалистического строя. Например, Мартин Дзур во время Второй мировой войны перешёл на сторону СССР, воевал в рядах Чехословацкого корпуса, освобождал Киев, участвовал в боях на Дукельском перевале. Во время известных событий в Будапеште призвал армию сложить оружие.

Хайнц Гофман был коммунистом и ветераном. Он сражался с фашистами в Испании, был женат на советской девушке и верен социалистической Германии. Иштван Олах, как самый молодой, боевого опыта не имел, но был кадровым военным, учился в Военной академии в Москве, мятеж 1956 года поддержать отказался и метил на пост генерального секретаря Венгерской социалистической рабочей партии. В общем, каждый из безвременно погибших был реальным противником американского империализма.

Заговор убитых генералов

Разумеется, западные журналисты тотчас же высказали привычное для них предположение, что с министрами обороны расправился Кремль. Якобы генералы замышляли военный переворот. Однако доказательства, как всегда, представлены не были. Главной целью публикаций было очернить руководство СССР, переложив вину с больной головы на здоровую. Устинов, например, в генсеки точно не метил и даже был весьма лояльно настроен по отношению к Горбачёву, которого так и не сумел раскусить.

Смерть Устинова ускорила кадровые изменения в ЦК КПСС. После кончины генерального секретаря Константина Черненко в Кремле началась борьба при участии Примакова, Лигачёва, Яковлева, Громыко и других лиц, в результате которой генеральным секретарём стал любитель импортных костюмов Михаил Горбачёв. Советскому Союзу оставалось существовать всего шесть лет.

источник


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.